Край садов и рек
Село Теньки. Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»

Село Теньки. Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»

«Русская планета» побывала в старинных пристанских селах на правом берегу Волги

Правый высокий берег Волги — самое живописное место в Татарстане. А район Камское Устье, где соединяются две крупнейших реки Европы — Кама и Волга, особенно привлекателен водными просторами, природными ландшафтами, красотой высоченных массивов Приволжской возвышенности, озер, лесов, цветущих садов и лугов. Недаром здесь издавна любили селиться богатые помещики и дворяне, а после революции это место было и остается популярным у казанских дачников, в том числе интеллигенции — скульптора Баки Урманче, композитора Салиха Сайдашева, поэтессы Вероники Тушновой. Корреспондент «Русской планеты» посетил пристанские села на правом берегу вместе с экскурсионной группой «Казанский берег» под руководством известного татарстанского краеведа и культрегера Леонида Абрамова.

Старинные пристанские села на правом берегу Волги преимущественно русские. Это большие крепкие поселения — Шеланга, Теньки, Красновидово, Камское Устье. Урожаи хлеба из-за песчано-глинистых почв здесь никогда не были высокими, поэтому жители больше занимались садоводством, пчеловодством, рыболовством, добывали гипс, известь. Дома и улицы здесь не теснятся, они свободно и широко раскинулись на волнообразных, изрезанных неглубокими оврагами, просторах. И центр сел до сих пор венчают старинные церкви.

– Прежде это были государевы земли, — рассказывает Леонид Абрамов. — А потом они перешли к Нарышкиным, которые вели свой род от крымских татар. Прославились они при царе Алексее Михайловиче, когда он женился на Наталье Нарышкиной. Тогда они как голодные волки начали набрасываться на государевы вотчины и прибирать их себе. Быстро разбогатели. Первым владельцем был Кирилл Алексеевич Нарышкин — строитель Санкт-Петербурга, а потом московский губернатор.

При Нарышкиных Теньки разрослись, став одним из крупнейших сел на Волге. Сегодня ему 374 года. Общая длина его улиц составляет 40 км. В прежние века здесь проживало более двух тысяч человек, сейчас — больше полутора тысяч. В селе сохранилась Троицкая церковь в стиле барокко, построенная Семеном Кирилловичем Нарышкиным, посланником в Англии и Франции, законодателем французских мод в России. У него был лучший Роговой оркестр в России, про него Екатерина Великая говорила, что он все делает, чтобы обанкротиться, но не может этого сделать — настолько богат.

– Теньки, прежде всего, прославились своими садами. В 1810-х годах Теньковскую вотчину у Нарышкиных выкупили Гагарины — представители древнего рода, идущего от Романовых. Гагарины занимались разведением яблоневых садов еще под Тулой, где они управляли императорскими имениями, и в Теньках тоже разбили сады. В Теньках Гагарины бывали наездом, поэтому за их садами присматривали богатые мужики из старообрядцев, а позже тоже занялись разведением садов. Уже к концу XIX здесь было более миллиона яблонь. Это яблоневая мода распространилась на весь правый берег от Услона вплоть до Симбирска — услонские, матюшинские, шелангинские, теньковские, богородсике, сюкеевские, монастырские сады. Весь правый берег цвел в мае. Яблонями были засажены все буераки, овраги. На один крестьянский двор, имеющий сад, в Теньковской волости в среднем приходилось около 300 яблонь, а сад здесь имел каждый двор. Сад княгини Гагариной в селе насчитывал 8670 яблонь! Сюда вся губерния приезжала за яблоками, их везли по Волге до Петербурга.

Способствовал разведению садов микроклимат: близко пролегают грунтовые воды; почвы известковые, что хорошо для яблонь; от ветров с севера защищают холмы; Волга смягчает воздух. В волости выращивалось множество разнообразных сортов яблонь, выводились свои. Позднее Теньки называли местным Мичуринском — здесь был колхоз имени Мичурина, открыта Татарская плодово-ягодная научно-опытная станция. С нее началась история Татарского НИИ Сельского хозяйства. Селекционеры и агротехники создавали уникальные сорта плодово-ягодных культур, защищены десятки диссертаций.

– А в 1979 году после суровых морозов сады померзли, восстановлением их не занимались, они одичали. Чтобы возродить сады, нужно лет пять, но насколько привлекательными эти места стали бы для туристов! Здесь можно было бы делать вино, соки, собирать яблоки, готовить пироги, варить варенье, — рассуждает краевед.

Следующее пристанское село с интересной историей — Красновидово. В XVII веке оно называлось Старое Зимовье, было монастырским. Есть легенда, что нынешнее имя ему дала Екатерина II. Проплывая мимо него по Волге в 1767 году, она воскликнула: «Какой красивый вид!». Однако Екатерина здесь не была, имя дали церковные деятели. Село утопает в зелени, широкие глиняные дороги, усыпанные гравием, спускаются к высокому берегу Волги. В 1870 году здесь было 375 дворов, около двух тысяч жителей, 350 садов! Это исконно русское село, большинство православные, так же и поныне: 94% из 766 жителей русские.

Жительницы села Красновидово. Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»

Жительницы села Красновидово. Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»

В Красновидово сохранилась атмосфера стародавней сельской жизни. В селе есть музей А.М. Горького. Его директор Ольга Гришукова рассказывает, что в 1888 году в Красновидово полгода жил Максим Горький:

– Его привез сюда из Казани местный мелкий торговец Ромась, когда писатель из-за неудачной любви хотел застрелиться. Впечатления и наблюдения этого периода Горький запечатлел в повести «Мои университеты».

Также музей знакомит с бытом поволжских крестьян. Здесь воссоздана типовая лавка 4 разряда конца XIX века. Это примечательно, ведь во всех пристанских селах велась торговля и было много мелочно-бакалейных лавочек — покупателями являлись бурлаки, экипажи и пассажиры судов, крестьяне, привозившие грузы на пристань, местные жители.

Все пристанские села занимались рыбной ловлей. Самая крупная пристань в этих местах, которая имела значение в масштабе всего Поволжья, находилась у села Камское устье — там осуществлялась перезагрузка судов, это был логистический центр того времени. По своим оборотам камско-устьинская пристань была по оборотам крупнее городской Тетюшской, что была ниже, в 80 км по Волге. До революции Камское устье носило название Богородское, оно было монастырским, сегодня ему 366 лет.

– На высокие мостки сгружали грузы, — рассказывает краевед, — затем их переносили в склады, пристанское хозяйство было очень большое, растянутое на два километра. Пристань давала работу крестьянам близлежащих сел в радиусе ста километров. Грузчиков требовалось до нескольких тысяч человек. В сезон Борогородское становилось похоже на город, работало множество трактиров, чайных. В районе пункта Камское Устье на Волге были организованы крупнейшие впоследствии сухогрузный и нефтеналивной рейды. А напротив в Спасском Затоне, что под Булгаром строились самые крупные суда по Волге.

Сегодня в поселке живет около 4,5 тысяч человек. Он стоит на крутом берегу Волги, где находятся крупные скальные выходы известняковой породы и сохранилось множество каменоломен. Противоположного берега реки не видно: здесь самое широкое устье на всем протяжении Волги — 42 км. Места заповедные, охраняемые. Привлекает взгляд гора Лобач: в ее окрестностях в 1870 году писал эскизы к картине «Бурлаки на Волге» Илья Репин, именно Лобач воспевается в песне «Есть на Волге утес». Известно это место и Юрьевскими пещерами — самыми крупными естественными пещерами в Поволжье, они тянутся на километр.

– Значение пристани в Камском устье было большое до 1950-х годов. Потом все поменялось. До революции работали частные пароходы. Советская экономика — плановая, грузы стали довозить до конечных точек, перегрузки не было, железные дороги стали играть большую роль. Рыболовство тоже сошло на нет — рыбы стало меньше, что связано с пуском Куйбышевского водохранилища.

Другой особенностью пристанских сел являются сохранившиеся образцы глухой корабельной резьбы («рези», как раньше говорили). Деревянные суда ходили по Волге почти до середины XIX века — тихвински, коломенки, асламки, барки. Владельцами были состоятельные мужики, они могли позволить богато отделать барки глухой корабельной резью. Так на правобережье сформировалось целое сословие резчиков. Причем, наносимые узоры имеют древний характер, языческий — это львы, русалки, растительные и животные символы. Когда началась эра пароходов (первый спустили на воду 200 лет назад), резчики стали наниматься к богатым мужикам, чтобы отделывать их дома. Так русалочки, львы и другие животные перекочевали с кораблей на фронтоны домов. До наших дней в республике дожило немного образцов такой резьбы, но их можно найти и в  Шаланге, и в Матюшино, и в Теньках, и в Красновидово. Есть дома, которым по 100-150 лет.

– Любовь к правобережью Волги появляется у каждого, кто когда-либо там побывал, — справедливо замечает Абрамов. — Чтобы прикоснуться к русской старинной культуре, нужно обязательно поездить по поволжским селам. Там она пока еще сохранилась.

Дома для элиты Далее в рубрике Дома для элиты«Русская планета» побывала в уникальном историческом квартале Зеленодольска «Полукамушки» Читайте в рубрике «Титульная страница» Меняем стулья на здоровье!13 октября в мире отмечается Всемирный день тромбоза Меняем стулья на здоровье!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»